Меню Закрыть

О торможении и замедлении научно-технического прогресса

О торможении научно-технического прогресса не пишет и не говорит только ленивый.  Однако, на мой взгляд, пишущие и говорящие довольно часто путают два понятия: «торможение научно-технического прогресса (далее НТП)» и «замедление научно-технического прогресса». 

А между тем – это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Яркий тому пример – это фраза историка и социолога А. Фурсова в одном из его интервью, где он рассказывает о торможении НТП (https://www.business-gazeta.ru/article/424812  ), цитирую: «Результатом стало торможение научно-технического прогресса во второй половине ХХ и начале ХХI века. Что изобретено за это время? Мобильный телефон, компьютер, интернет? Но это не идет ни в какое сравнение с космическими достижениями первой половины ХХ столетия.»

В этой фразе зачёсано под гребенку сразу три фактора  имеющих разную природу. Это: 

  1. Появление принципиально новых технических систем (телефон, телевизор, радио, ракета и т.д., которые в последнее время не появляются (изобретений 5 уровня по Г.С. Альтшуллеру) о чем ниже).
  2. Замедление научно-технического прогресса (НТП) в силу объективных факторов. 
  3. Искусственное торможение НТП.

Вообще, поднимать в одном вопросе, «что изобретено» и неназванные «космические достижения первой половины ХХ столетия» не совсем корректно, так как это разные феномены и знак равенства между ними ставить нельзя!

На мой взгляд, многие гуманитарии:

во-первых, не видят принципиальной разницы, между появлением принципиально новых технических систем (изобретений 5 уровня) и «замедлением» / «торможением» как НТП, так и уже существующих технических систем и технологий.

во-вторых, не имеют представления, что технические системы развиваются по определенным законам, которые описаны в специализированной литературе. Поэтому очень много пены взбивается, при обсуждении как общих проблем развития или угасания НТП (в глобальном смысле), так и развитие или замедления развития конкретной технической системы, или отрасли не делая должной сепарации.

в-третьих, по каким-то неведомым причинам они связывают в корреляционную цепь торможение НТП и тот факт, что особо ничего нового не появляется. А точнее то, что «ничего НОВОГО не изобретено» пытаясь объяснить, сей факт исключительно целенаправленным «торможением».

Признать то, что на ускорение или замедлении НТП могут влиять и другие, незримые факты и факторы, кроме упомянутых выше ни у кого «рука не подымается». Происходящее проще объяснить некими вешними силами.

А между тем, зримых и незримых факторов влияющих на процессы НТП предостаточно. Какие зримые факторы «разгоняют» или (разгоняли) НТП? Та же военно-космическая гонка (обороноспособность) или роль рядового «потребителя» в развитии научно-технической сферы, например. Навязанный «культ потребления» как один из двигателей научно-технического прогресса, а уж за этим навязыванием стоят финансы, точнее поголовное кредитование по низкий процент (По М. Хазину). 

Опаньки, получается, что финансисты, часть которых входит в т.н. закулису способствовали развитию НТП, а теперь тормозят? Или, это разные «закулисы»? Вопрос, интересный. Наверное, ответить на него можно так: какие-то сегменты человеческой деятельности разгоняются целенаправленно, но есть сегменты науки и техники, на которые наложено табу. Они и будут тормозиться. Если последнее предположение принять как гипотезу, то тенденции таковы, что мир будет растрескиваться по двум основным зонам. Первая зона – это индустриальные страны имеющие ресурс заниматься фундаментальной наукой и НИОКРом и вторая зона – это страны, получающие технологии от первой. Их можно назвать – технологически зависимые.  

Между тем, человек с инженерной подготовкой и инженерным мышлением знает, что принципиально новые технические системы появляются как бы с чистого листа,  но развиваются по определенным законам, которые называются «Законы развития технических систем» (или ЗРТС). Все эти законы были выявлены на основании анализа патентного фонда и усомниться в их работоспособности довольно сложно. Информация по ним есть в открытом доступе и любой имеет возможность и ними ознакомиться.

А вот как и почему эти законы (ЗРТС) и методология ТРИЗ (теория решений изобретательских задач) позволяющая решать сложные технические задачи  оказалась в «открытом доступе» с 70-х годов XX – века, что позволило нашим «экзистенциальным партнерам» успешно заниматься развитием собственных уникальных технологий и оставить СССР в аутсайдерах, для меня большой вопрос. 

Не отвечают на него и прожженные российские конспирологи. А ведь чисто гипотетически можно предположить, что обладая уникальными методиками ТРИЗ, СССР мог стать, но не стал эталоном передовой научно-технической державой. И, скорее всего, такой шанс был.

Однако этот вопрос, конспирологами пока поднят не был, а жаль! Жаль, потому, что отвечая на него, так или иначе, появятся и другие вопросы, касающиеся развития советской науки и, разумеется, определенных персоналий задействованных в принятии ключевых решений начиная с середины 50-60 годов и далее. Где же вы товарищ Д. Перетолчин? В какую сторону зрите?

На самом деле, в научно-технической сфере деятельности идут сложные, многомерные процессы. Как процессы «торможения», так и процессы «ускорения». О тех и других мы знаем крайне мало. Однако нельзя не сказать как о «естественном замедлении развития НТП», так и о замедлении развития существующих технических систем и технологий в целом, без всякого вмешательства на то сторонних факторов. 

К примеру, нельзя из самолета Боинг или Ил «выдавить» больше (по техническим характеристикам), чем есть на текущий момент. Техническая система уже развилась таким образом, что выжать из неё что-то больше (скорость, потолок полета, расход топлива …) просто невозможно (она уже достигла так называемого III – этапа своего развития в техническом смысле). Зато можно поставить внутрь кресла с хорошим дизайном и сделать массу иных комфортных прибамбасов, однако самолет быстрее не полетит!!!

А, что касается компьютеров и прочей электроники, то тут как раз наоборот. Есть такой закон «перехода с макро на микроуровень», что мы и наблюдаем. Кстати этот же закон касается всего, что связано с нанотехнологиями, биотехнологиями, а по ним, худо – бедно НИОКР ведется. И тот факт, что глобальных прорывов пока нет, вряд ли можно связать с «результатами торможения» и иными происками нечистой силы. А кто сказал, что должно быть как-то по-другому? Ни кто не говорил, но все ждут неких «прорывов» в области нанотехнологий, новых конструкционных материалов, биотехнологий, квантовых компьютеров, холодного ядерного синтеза. А глобальных сдвигов не происходит. Не появляются квантовые компьютеры, фотонные двигатели и гравицапы, хотя многие годы всё «крутится» возле них. Кажется, что не хватает самой малости, но… ничего не происходит. Интересно почему? Неужели тому виной «мировая закулиса» по А. Фурсову? Разумеется, нет. Тут имеет место нечто ИНОЕ, более сложное и находящееся вне зоны нашего восприятия и понимания. 

Очевидно, что необходимы новые подходы и иные мыслительные действия (новые формы мышления). Возможно, приходит время т.н. «Аналитики невозможного» (термин Бахтиярова О.Г.). Что это? По О.Г. Бахтиярову – аналитика непредсказуемого и невозможного является основой упреждающего управления сложными, и потому малопредсказуемыми событиями. Ее задача – выявления сценариев их развития, взаимосвязи с другими сложными событиями и их точек воздействия.

К настоящему времени в аналитике сложились три категории, которые можно отнести к области аналитики непредсказуемого и невозможного: дикие карты (С. Переслегин), черные лебеди (Н. Талеб) и нереальные драконы (С. Дацюк).

Именно поэтому, обвинение неких СИЛ ЗЛА в сегодняшних стагнационных процессах, проистекающих в области НТП без привязки к иным, малоизученным  и малоразличимым процессам идущих в науке и технике звучит не совсем корректно. Дождемся ли мы каких-то «прорывов» в ближайшем будущем, тоже гадать не берусь.

По Г. Альтшуллеру Г.С. (Альтшуллер Г.С., Вёрткин И.М., Как стать гением. Жизненная стратегия творческой личности, Минск, «Беларусь», 1994 г., с. 36.), который ввёл пятиуровневую классификацию изобретений по их качественному уровню. Вот как это лаконично описано в одной из последних книг: 

 «Первый уровень: применены средства, которые прямо предназначены именно для данной цели; использовано готовое решение для готовой задачи. 

Второй уровень: выбран один из немногих альтернативных вариантов решения задачи, которая также выбрана из нескольких возможных. 

Третий уровень: изменена исходная задача, изменено привычное решение. 

Четвёртый уровень: найдена новая задача и новое решение. 

Пятый уровень: найдена новая проблема, открыт новый принцип, пригодный для решения не только этой, но и других задач, проблем».

Учитывая, что «прорыв» – это пятый уровень, кто сказал, что новые «изделия» будут появляться еженедельно или три раза в год? 

Конечно, можно выстроить логическую цепочку о том, что фундаментальная наука на текущий момент занимается не совсем тем, чем должна заниматься. Что она недофинансирована и именно поэтому ничего не изобретено!

Спорить тут сложно, так как это правда, но с другой стороны, «наука», сама по себе, тоже «очень разная», и тот факт, что НТП в прикладных областях медленно, но уверенно идет вперед – это примите  как аксиому. 

К тому же, мало кто может спрогнозировать, чем занимается та или иная корпорация? Мало кто знает, что у одной из корпорации даже был свой маленький ядерный реактор, который благополучно работал в её штаб-квартире, пока она благополучно не загнулась. Это корпорация «Кодак». Что они с ним делали? Для каких целей использовали? Стоял ли он на учете в МАГАТЭ? Это интересные вопросы. Вопросы без однозначного ответа. Кто сейчас скажет, как оно было на самом деле?   

Что же касается «торможения» научно-технического прогресса, то это отдельная, безумно интересная тема, которая эпизодически засвечивается в интернете, но, похоже, не особо приветствуется. Есть несколько интересных статей на эту тему в открытом доступе, в частности вот эта: http://samlib.ru/k/kucher_p_a/00000_ostanovka_ntr.shtml

Не хочется её ни хвалить, ни критиковать, а хочется обратить ваше внимание на тот факт, что разбор полетов в каждой статье не несут в себе «системный фактор» и не рассматриваются «послойно».  Подобные мини-исследования носят локальный характер и мозаика, как правило, не складывается.  

Торможение научно-технического прогресса – это не как-то там единый и согласованный процесс, а система сложных, порою не связанных друг с другом процессов растянутых по времени, каждый из которых, как правило, имеет свою конкретную цель. 

Это крайне важно понимать, так как на конечные цели, авторы подобных материалов не всегда обращают внимание. И уж тем более не обращают внимание на то, что в течение определенного временного промежутка эти цели могут видоизменяться. Видоизменяться по причине того, что цель или достигнута или вектор цели существенно сместился в иную сторону.

Надо ещё отметить и тот факт, что мало кто из авторов акцентирует внимание на 3 фактора: выгодоприобретателей от этих процессов, участников и конечные цели самих выгодоприобретателей. При этом, выгодоприобретатели и участники могут быть разные, начиная от физических лиц и групп, организаций и корпораций, и заканчивая индустриальными государствами. 

Всё это сложно, да. Многое находится вне зоны нашего «комфорта» и понимания. Имеется некий информационный вакуум и отсутствия целеполагания и методологии работы с данными процессами. Но кто сказал, что эти процессы непознаваемы? Правда, иногда проще не заморачиваться, свести всё к банальной конспирологии и спихнуть всё на закулису. Она-то в ответ не огрызнется и будет нема как рыба.

В заключении, хочется написать понимание подобных процессов крайне необходимо, в первую очередь для любого индустриального государства и лиц принимающих решения. Если к этой проблематике относиться ровно так, как сейчас, пройдет немного времени и принимать решения будут уже другие люди. Ещё менее компетентные, чем нынешние.

Рискну также предположить, что как бы и что не тормозилось, что-то наружу, да и вылезет. Списывать всё на происки «закулисы» и иных злодеев, конечно очень удобно, но и «закулиса джан» неоднородна и для кого-то т.н. «холодный ядерный синтез» – смертельный яд, а для кого-то конфетка. 

© Валерий В. Аллавердян, 2019 г.

Эксперт по инвестиционным проектам, www.i-con.ru